Кадр из к/ф «Девчата» 1961г.

Всем добра и комфортной среды!

От тюрьмы, как известно, не зарекаются. Вот и режиссер Юрий Степанович Чулюкин, человек трудной судьбы, тоже там побывал, сел «по малолетке».

Ой, это не Чулюкин. Это актер и преподаватель в ГИТИСе, где училась мама Чулюкина, Михаил Астангов.

А вот Чулюкин. Сходство столь разительное, что всем все стало ясно. Кроме Степана Чулюкина.

Юра рос живым, непоседливым мальчиком. Время послевоенное, — связался с дурной компанией, и вскоре оказался под следствием.

«В тюрьме над интеллигентным мальчиком издевались уголовники: связывали, подвешивали на крюк и били палкой по спине…»

Если он вел себя, как героиня его фильма «Девчата» Тоська Кислицына, то неудивительно, что ему отбили почки. Вообще, подозреваю, что в Тоське он изобразил самого себя.

Черт дернул его проболтаться своей жене, несравненной Наташе Кустинской (наша Бардо и Монро), что будет снимать «Девчат».

— Тоську буду играть я, — Наташа нарисовала веснушки и придумала смешную, подпрыгивающую походку.

— Да мы уже давно снимаем.

— Как?

— А вот так. Тося — Румянцева, Анфиса — Дружинина…

— А я?

— Есть одна роль — девушка, с которой никто не хотел танцевать.

Кустинская задохнулась от злости. Участь Чулюкина была решена.

Тоську Кислицину, сироту и выпускницу симферопольского пищевого техникума, направляют на работу в северный леспромхоз.

А выглядит так, что она там «приземлилась» не по своей воле.

И вот, значит, входит она в хату.

— Где мое место?

— Вон, возле параши, Анфисы.

Анфиса — единственная, кто воспротивился Тоське, когда она в чужой монастырь со своим уставом влезла. Так сказать, начала менять правила игры во время самой игры. Однако, Анфиса лежит с краю и с ее мнением никто не считается. Кто в хате главный, неясно. Тоська Кислица будет главной, — размечтался режиссер.

В отсутствие хозяев она тотчас принялась шарить по тумбочкам.

Анфискины духи:

«Ландыш серебристый», «Красная Москва», «Пиковая дама», тройной… Не, не Клима…

На соседних тумбочках тоже поживиться нечем было: книжки, салфетки вышитые, батон с яйцами…

«Хоть пожру», — вздохнула Кислица.

Меж тем в хату повалил народ. Дверь не закрывалась. То почта, то старичок какой-то передачку притаранил. Кислица тут же нос сунула, поляну для себя накрыла. Тут хозяева заявились

и вместо того, чтобы поставить наглую сироту на место, они ей улыбаются, валенки дарят и чайку подливают.

В клубе, где Кислице указали на ее место,

и она вроде с ним смирилась, на горизонте показался

«Красивый мужчина в отличных трусах шапке

Шагает навстречу простым чудесам…»

Тоська тут же решает: мой будет. С чего вдруг? И кажется, у Ильи отношения с Анфисой, но кто это в расчет берет?

И вроде поначалу все жизненно, пацаны спорят на девчонку, мол, «через неделю бегать за Илюшей будет, как собачонка», а дальше режиссер опять размечтался: Тоська Илью перевоспитала, он влюбился в нее и вот уже парочка, как и предрекал комендант, на «камчатке» отирается.

И главное уже, чтоб носы не мешали.

Архетип «Сирота»:

  • проблемы в поле морали,
  • недоверие к людям,
  • эгоистичность,
  • желание мстить,
  • склонность к потребительству.

Воспитывать Кислицыну поздно, она сама кого хочешь воспитает и по головам пойдет.