Мы, забытые.

Обиженные Олегом Далем…

«Привет, Кисель!»

Единственное фото, которое удалось найти.

Единственное фото, которое удалось найти.

Елизавета Даль: «Олег встретил в подпитии тогдашнего директора «Ленфильма» Киселёва, подошёл к нему и… шлёпнул по шляпе. «Привет, Кисель!». Отныне ему на «Ленфильме» было запрещено сниматься…

Далю даже пробы запретили. Хейфиц поехал к Киселёву на дачу (Это он готовился к съемкам фильма «Плохой хороший человек»). Долго его уговаривал. Киселёв слушал, слушал, а потом сказал: «Знаете, или я, или Даль». На что Хейфиц ответил: «Ну… Даль… тогда». И на этом все кончается, потому что Иосиф Ефимович был тогда «шишкой» – секретарем правления Ленинградского отделения СК СССР. Так что он настоял на своем».
Это что, Хейфиц смог бы убрать Киселева? Похоже, вдова размечталась…

Думается, директор Киселев был человек дальновидный. Или отходчивый. Или отходчивый и дальновидный.

Илья Николаевич — директор «Ленфильма» в 1961-1972год — золотой век киностудии.

Дмитрий Долинин, оператор

Авербах, Долинин

Авербах, Долинин

— А начальников ты хороших помнишь?

— Ну… Директора Киселева. Симпатичнейший был человек. Вот, помню, начали мы съемки «Республики ШКИД»…

С. Довлатов. (Про Дуньку Распердяеву).

У директора Ленфильма Киселева был излюбленный собирательный образ. А именно — Дунька Распердяева. Если директор был недоволен кем-то из сотрудников Ленфильма, он говорил:
— Ты ведешь себя как Дунька Распердяева…
Или:
— Монтаж плохой. Дунька Распердяева и та смонтировала бы лучше…
Или:
— На кого рассчитан фильм? На Дуньку Распердяеву?!..
И так далее…
Как-то раз на Ленфильм приехала Фурцева. Шло собрание в актовом зале.
Киселев произносил речь. В этой речи были нотки самокритики.В частности, директор сказал:
— У нас еше много пустых, бессодержательных картин. Например, «Человек ниоткуда». Можно подумать, что его снимала Дунька…
И тут директор запнулся. В президиуме сидит министр культуры Фурцева.
Звучит не очень-то прилично. Кроме всего прочего — дама. И тут вдруг —
Дунька Распердяева. Звучит не очень-то прилично.
Киселев решил смягчить формулировку.
— …Можно подумать, что его снимала Дунька… Раздолбаева, — закончил он.
И тут долетел из рядов чей-то бесхитростный возглас:
— А что, товарищ Киселев, никак Дунька Распердяева замуж вышла?

Биографические сведения:

Осужден по ст. 58-10, ч. I, к 10 годам ИТЛ. Отбывал срок в Каргополе. Участвовал в постановках театральной труппы Каргопольлага. После освобождения был членом Ленинградского горкома КПСС, директором Пушкинского театра, директором «Ленфильма».

В наши лагерные годы Киселев был по характеру таким же, а по фигуре совсем другим — стройным и легким. Так, например, нацепив шаржировано увеличенную фуражку с непомерно большим козырьком и полувоенную форму, он лихо отплясывал вприсядку, изображая «бандита Тито». Киселев исполнял премьерные роли героев-любовников в опереттах, которые привозила к нам культбригада, хорошо пел и танцевал. (Аль Даниил).

Так что в своей жизни директор Киселев всяких Дунек повидал. Оскорбление Далю он не простил, но ради дела можно и пойти Хейфицу навстречу.

«Злая» Таня Лаврова.

"Нас всех забудут, а Олега Даля будут помнить вечно"

Актриса Татьяна Лаврова, с грустными, как бы вечно заплаканными «карими вишнями» встретила грустного, худого, в старых ботах и потертом пальто Олега Даля. Ну ладно Даль, его Дорошина бросила, а Лаврова-то что грустит? Удачи сыпались на нее как из ведра: во МХАТе — сразу роль Нины Заречной получила, дебют в кино — «Девять дней одного года»с Баталовым. Поездки за границу. Мужчины:

"Нас всех забудут, а Олега Даля будут помнить вечно"

стоит ей скомандовать: «Все в бассейн», — прыгали, не раздумывая. Было очень весело!

Ну, какая же она злая!.. Таня прощала мужчинам многое: жен, отсутствие денег. Но одно условие было: ТАЛАНТ. Так что встреча этих двоих была предрешена.

«Вот это наша Танюшка влюбилась! Насмерть»…

И уже скоро «наша Танюшка» повествует сбивчиво подруге в трубку: «я выпила, чтобы Олегу меньше досталось. Он же убивает себя, в пропасть катится».

Не пройдет и полгода, Даль уйдет от Лавровой. «Злая она».

1965 был тяжелым для Т.Лавровой. Развод с Далем, гибель Урбанского…

Екатерина Васильева:

когда я была только актрисой, я вспоминала бы Таню, какая она была красавица и безмерно талантлива. Но сейчас я понимаю: все это неважно и м.б. даже неполезно человеку, который ушел. Сегодня он нуждается в молитвах, а не в аплодисментах и похвалах.

И все же…она самая красивая и талантливая, если исключить из «рейтинга» Таню Самойлову. Я поражалась смелости, искренности Лавровой.

Таня Лаврова горько скажет про себя: «Жизнь, по-моему, не удалась просто катастрофически». Это не так, Таня. И

Даже если на землю вернемся
мы вторично, согласно Гафизу,
мы, конечно, с тобой разминемся.
Я тебя никогда не увижу.

И окажется так минимальным
наше непониманье с тобою
перед будущим непониманьем
двух живых с пустотой неживою.

И качнется бессмысленной высью
пара фраз, залетевших отсюда:
«Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу». (Вознесенский «Сага» посвящается Татьяне Л.)