«Ну, вот… Пошел к себе в номер умирать».

Сказал актер Олег Даль актеру Леониду Маркову.

«Я видел, что он прилично «вмазанный» и его слова воспринял, как шутку. На том и расстались».

Даль проникся мортидо.

У Рэя Брэдбери есть рассказ «Синяя бутылка». Синяя бутылка исполняет самое сокровенное желание, и оказалось, что практически у всех людей это — желание умереть (и только у пьяниц — напиться).

Бек поднес бутылку к губам и полной грудью вздохнул наполнявший ее воздух.

«Наконец-то — подумал он… Он с восторгом чувствовал, как исчезают ноги. Он смеялся. Впервые в жизни он был так счастлив.

А, м.б., Даль вовсе не проникся мортидо. Тогда так:

«Ну вот… Пошел к себе в номер побухать».

Лишь один звук нарушал безмолвие мертвой земли — бульканье жидкости, льющееся в пересохшее горло. Синяя бутылка сверкала в лучах утреннего солнца. Крэйг блаженно улыбнулся и отхлебнул снова.

Даль совсем забыл про «торпеду».

Мортидо

Сабину Шпильрейн, которую лечил, да не долечил (а может, и перелечил) Карл Юнг, озарило.

Она поняла, что…

Она поняла, что?

Она поняла, что есть

  • либидо — желание жить, радоваться, любить, дарить, создавать, предугадывать идеи, которые не приходят в голову ученым мужам, смело заявлять о себе (когда думаешь о К. Юнге)
  • мортидо — сникать, чувствуя тоску, бессильную злобу и желание закатить истерику, да не перед кем (когда думаешь о жене К. Юнга). О таких людях Дон Карлеоне сказал: «Они словно идут по жизни с криком «Убейте меня!» И рано или поздно их кто-нибудь убивает».

Это те, кто отвечает на вызовы судьбы, например, госпитализацией.

Начинается невинно, с аппендикса. Затем следует операция на органах малого таза, например, миома матки. Потом дойдет до желчного пузыря. Но и здесь они не останавливаются и решаются, в муках, на спайку брюшины. Они бутилируют свою агрессию в абдоминальной части живота. Однако никак не видят связь заболевания и своей жизни, а если им указать на это, воспринимают как оскорбление. Еще и заявление в полицию накатают.

Фрейд рассматривал мортидо в связке с либидо, а не отдельным элементом. Действия — противоположные, но принцип цели воздействия у них один — удовольствие. Неудавшийся акт либидо замещается актом мортидо, как другая, противоположная форма поиска удовольствия.

1977 год. В театре им. Моссовета режиссер Роман Виктюк начинает работу над костюмно-исторической драмой «Царская охота». Леонид Марков — граф Орлов, Маргарита Терехова — княжна Тараканова.

Виктюк сразу взял быка за рога и начал репетицию с ночной любовной сцены.

Терехова: мне важно было выявить сложность, многоплановость образа. Сначала она бескомпромиссная хищница, расчетливая интриганка, потом героиня предстает в другом свете: напуганная, влюбчивая, тоскующая, она в Петропавловской крепости надеется на спасение, ожидая Орлова.

Терехова так изображала страсть, что Марков приседал от ее крика.

— Чего она орет, эдак ведь невозможно.

Виктюк ему:

— А ты играй раба. Ты вроде жив, а душа твоя уже померла. И тебе все по барабану.

И чем громче терзалась и кричала Терехова, тем спокойнее с непроницаемым лицом сидел Марков в своей меховой душегреечке и платочке. Вроде его мортидо накрыло.

Как Аркашу Счастливцева в «Лесе»: «…вдруг как-то за обедом приходит в голову мысль: не удавится ли мне? Я, знаете ли, тряхнул головой, чтоб она вышла, а она опять, погодя. «

Однако, отчего же сразу и «раб»?

Положим, Орлов пресыщен. И ничего не возбуждает. В Ливорно скука. И отставка Григория Орлова — это всему клану Орловых отставка. Вот оно, мортидо. И приказ доставить самозванку в Петербург — дело гос. важности. Неизвестно, что за силы стоят за ней, какими бумагами она располагает. Дело это Алексей Орлов исполнил. Без шума и пыли. Влюбился ли он в самозванку? Стал бы рисковать ради нее? Да что он, дурак? Что у них общего?

Федернен, ученик Фрейда: «Мортидо — это энергия. В зависимости от степени высокоразвитости личности, эта энергия бывает созидательной или деструктивной».

Все, что нас не убивает, делает сильнее — это о ресурсе мортидо.

В отставке Алексей Орлов занялся разведением лошадей, кур, гусей. Голубятни орловские, ипподром, цыганский хор. Предпочел жить, а не как брат Григорий, с ума свихнуться. И не рабом вовсе.

Те, кто в Отраде вытаскивали кости Орловых из усыпальницы и в костер кидали — не рабы?

Те, кто сейчас распевают: «Путин, прощай навек» — не рабы, не?

Стоит княжна Тараканова перед воротами Алексеевского равелина, кутается в шаль. И не может унять дрожь. И понять не может, что это — страх смертельный или восторг пред неминуемой гибелью.

И.Мечников: «Инстинкт смерти гнездится в природе человеческой. Вероятно, он должен сопровождаться чудным ощущением, лучшим, чем все другие ощущения, которые мы способны испытать».