«Во-первых, это вранье, во-вторых — неправда. Может я по пьяни что-нибудь и наболтал, а вообще, не может быть».

 

Тему спасательства, коей напичкан соц.кинематограф, продолжит Михаил Кононов, любимый Нестор наш Петрович. Хотя при одном упоминании этого имени Кононов бледнел от злости. Его герой казался ему придурковатым му…дураком.

 
 
 

 

Нет уж, Михаил Кононов, разрешите Вами восхищаться! Не хотите «Большую перемену», возьмем другой фильм.

 

«Таежная повесть». 1979 год.

 

 

Оглушенная мощью «Царь-рыбы», с трепетом я приступила к просмотру «Таежной повести». Думаю, не меньше трепетал и Михаил Иванович. На момент съемок было ему 39 лет. Девять лет, как ушла из жизни его мама, оставив сына с чувством вины и вопросом, как могла она уйти так, не попрощавшись? Не было ответа.

Зато рядом была жена Наташа. Женщина умная, ироничная, Кононову подстать. Жизнь свою положила она под ноги ему. Помощник и секретарь, нянька и верный друг. Всепрощающая русская женщина. Такую воспевал и Астафьев.

 

«Имя ее неизвестно, подвиг ее бессмертен» (Наталья Кононова).

 
 
 

Че говорите, мужик это? Не, баба, точно. Женщина. Просто маненько закрутилась, в делах вся. Сами посудите, живет в деревне, на хозяйстве, тут Михаил Иванович с любовницей приедут, накормить надо, постирать в дорогу собрать че-нить. И так долгих восемь лет продолжалось…

Да, забыла показать, это Наташа в молодости.

 
 
 

Она, кстати, на девять лет младше Кононова.

«Е кэ лэ мэ нэ», — как сказал бы герой Кононова, Акима.

 

Однако, мы отвлеклись от высокого искусства. Если вы, как и я, фанат «Царь-рыбы», то вперед.

 

И приснились ему белые горы.

 

В начале рассказа автор деловито сообщает, что Аким охотник неопытный, угодье его, что на речке Энде, глухое, поблизости никого, хоть закричись. Аким заключил договор, взял аванс 500р. Да, Аким неженатый, если что, хотя вот уже 27 лет ему. И пьющий. Но даже такой вот Акима в тыщу раз лучше всяких там городских, которые вроде как сговорились уничтожить тайгу-матушку. И Астафьев нам это докажет, будьте спокойны.

Аким прибыл на место с Розкой, лайкой. Она полноправный герой истории, не меньше Эли, а тем более Гоги.

 

В тайге жизнь серьезна, тут работать надо и знать, когда гавкнуть, а когда и промолчать.

 

Подойдя к избушке, Аким обнаружил, что кругом наследили и напакостили. Туристы, кто еще!

 

«Акима втащило на двери в жилье и там чуть не сшибло едучим, застоявшимся запахом гнили и мочи.

в грязнющем спальном мешке обнаружил беспамятного, горячего подростка. Вместо лица у него был костяк, туго обтянутый как бы приклеенной к нему восковой кожей, оскалились зубы, заострился нос, выпятилась кость лба — печать тления тронула человека».

 

Агафья Лыкова, что ль? Да какое, московская студентка Эля забрела в эдакую глухомань вслед за любимым человеком, да и слегла, заболела.

 
 
 

Как Эля похожа на его Наташу (в молодости)! Эта «ее высокая тоненькая шея вызывает такую жалость, что и выразить невозможно». Не потому ли так достоверно играет Кононов роль охотника Акима, одну из лучших своих ролей!

 

Есть еще советские девушки, способные влюбится за 12 минут и рвануть в тайгу вдвоем с мужиком на поиски «пропавшей экспедиции». «Я покажу тебе белые горы, ты войдешь в сказку». Не успел Гога их показать, был наказан за гордыню свою царь-рыбой и лежит возле речки на острых камнях с выгрызенным горлом. И Эле бы конец пришел, кабы не Аким. С той минуты, как он нашел ее, Аким, позабыв, стараясь не вспоминать об охоте, взятом авансе и близкой зиме занят был обихаживанием избушки, заготовкой дров и запасов, спасением девушки от воспаления, а потом и обучением ее тому, что и неведомо ей до сей поры было, у городских ведь как: «мы могли бы сами, да привыкли с вами»:

Благодарности. Смирению. Трудолюбию. Уважению к мужчине, «хозяину».

 

Хозяин, в понимании Астафьева — это мужчина, способный заботится о ком-то еще, кроме себя. Способный выжить в любых условиях. Понимающий, что царь-рыба не ловится на блесну, переделанную из медали За отвагу, которую Гога выменял у несчастного Коряги за бутылку.

 

 

В 90-е Кононов почти перестал сниматься. Как они с женой пережили это время?

 

Из неизданной его книги «Прости, жизнь, и прощай»:

 

Директор одного клуба пригласил меня организовать театральную постановку. У него пустовал хороший зрительный зал. А у меня был вариант сделать спектакль. Речь шла о превращении юного человека с открытым чистым взором на мир в авантюриста, взрослеющего в погоне за красивой жизнью. Постепенно герой (героиня) свой талант отдает криминалу, предав друзей и любимого человека.

 

 

«...как-то пришла очередная абитуриентка низкорослой, хилой комплектации. На вид лет 15. Обращали на себя внимание круглые глазищи, прям как из журнала «Мурзилка». Ее биография совпала с моим сценарием. В 15 лет ее изнасиловали. Рыдает. Я ей в ответ — только усыпили собаку Дусю. Зарыдал. И как бы общая печаль нас объединила. А было ей в то время 18 лет.»

 

 
 
 

 

И теперь уже Наталья оказалась в роли матери. Но оказалась умнее. Тут надо рассказать, как умерла мать Михаила.

 

Родился Миша в московской семье, где мама работала поваром в «Пекине», отец там же, швейцаром. Правда, отец быстро исчез из жизни семьи, Миша рос в окружении теток, и это как-то компенсировало ему женское тепло. Потому как мать его была странной, холодной женщиной. Молоденькую Наталью она не приняла и хоть жить продолжали вместе, отгородилась от них стеной молчания. На день рождения сына не вышла из комнаты, а когда он заглянул к ней: «Мам, посиди с…», увидел, что мать лежит на полу, а рядом бутылка с ядом от тараканов.

 

Наталья дихлофос глотать не захотела, она пошла другим путем.

 

Из книги Кононова:

К этому времени мы с женой переселились в деревню Бутырки. Дворник поселил меня в дворницкую. Мне же нужно было все время пробивать в Москве сценарий и развлекать свою «героиню». Однажды она пришла ко мне с маленьким узелком и осталась… Мы часто ездили в деревню, где жена Наталья готовила еду для Малышки, салаты, пирожки, которые девица таскала в Москву… Потом я выпросил у лужковской команды квартирку в Останкино.

 

Прошло пять лет. Спектакль Кононов так и не поставил.

Малышка сыта, здорова. Я ей говорил, что она будет устроена, а если я даю слово, то иду до конца. Г. Романова устроила ее в «жирную» фирму.

 

Все началось с июля 2001 года. У меня украли документы на квартиру.

Кононова два раза избивали, он оказывался в больнице, где его находит жена. Она же добивается того, чтобы договор опеки оказался недействительным, и Шубина не смогла забрать квартиру. Впрочем, Кононова это уже мало волновало. Он непрестанно болел и смерть принял, как избавление.

 

«…меня не мучает смерть. Там не будет боли. Там я встречу маму, и, наконец, спрошу ее, почему она ушла, не попрощавшись.»

 

Наташа уйдет вслед за ним. Спустя пять лет никто даже не мог сказать, где она и что с ней. «Наталья Кононова скорее всего умерла от одиночества, тоски и алкоголя», — напишет «Собеседник».

 

Вывод:

Спасатель в связке с Жертвой и Насильником всегда спасает — себя. Исцеляет — себя. Поэтому Жертва всегда неудовлетворена и всегда превращается в Насильника.

Спасатель сливает в помойку все свои ресурсы. Смысл его — не решать проблемы. Не решать.