кадр из к/ф "калина красная"

кадр из к/ф «Калина красная»

Эпиграф.

Некий отставной солдат приютил у себя пропойцу Емелю, который, «не имея на что выпить ходит по дачам и предлагает себя посечься за деньги». Этот Емеля возьми, да укради у своего благодетеля кальсоны. И только его и видели. Однако, через пять дней он возвращается к солдату без кальсон и совершенно больным. Умирая, он искренне раскаивается в своем грехе.

Вот, вор, да честный! (Ф.М. Достоевский «Честный вор»).

 

Какой русский не смотрел фильм «Калина красная»!

 

Поэтому я буду вставлять в текст вопросы, на которые у меня нет ответа. В надежде получить ответ от вас.

Вопрос: Зачем Люба хранит кальсоны бывшего мужа?

   Горе отпыхтел. Закрылась за ним дверь «Вологодского пятака»,

из которого своими ногами вышли всего двое: Егор Прокудин из «Калины красной», да еще некий 40-летний дяденька, которому заменили пожизненное на 15 лет. С тоской глядят вслед Егору узкоглазые охранники,- на этом острове что сидеть, что охранять — одна грусть-тоска.

Праздника, праздника жаждет истосковавшаяся за пять лет неволи душа Егора! Первое, надо поздоровкаться с березками: все березоньки от Вологды до родной Сосновки «невестушки и подружки» Егора. Опосля, к Губошлепу с бандой нагрянуть. К Нинон постучаться. И на крайняк, есть адресок заочницы, можно там приземлиться.

Была у Василия Шукшина сестра двоюродная, Люба Байкалова. Добрая, очень полная застенчивая девушка. Решилась она на переписку с зеком. Он ей душевно писал, ничего не скажешь:

«Познакомлюсь с девушкой 25-35 лет которую заинтересует тюремная романтика ездить на свиданки сам я человек не шкалосос жду вас мадмозель.»

Честно дождалась Люба Байкалова своего зека, освободился он, приехал к Любе, да тут же и изменил ей с ее же подругой.

А он пошел с другой,

А я не спорила, —

Так, значит, он хорош,

А я не стоила!..

Наш Егор-от не такой! По всему видно, он скоро возродится душой. Жди, Люба!

Вот только в Яму к Губошлепу наведается.

«Эх, сколько здесь молодых людей!» — восклицает Горе, почувствовав себя лишним. Лишней выглядит и подружка его, Люсьен, в нелепом белом парике и с лицом актрисы Гавриловой, уже тронутым алкоголизмом. Сколько ей, лет 30-35? Сколько было Егору, когда встретил его Губошлеп на вокзале средь чемоданов, которым Губа ноги приделывал?

…сидит молодой человек. Говорит, горе у меня, деваться мне некуда.

Какое такое горе было у юного Егора Прокудина?

Одно время работал я на табачной плантации, на табачке, у нас говорили. Поливал табак.

Воду надо было возить из согры.

Как только солнце подымалось, мы запрягали в водовозки быков и весь день возили воду.

Бык у меня был на редкость упрямый и ленивый. Сбруя — веревочная, то и дело рвется. Едешь на взвоз, бык поднатужится — хомут пополам. А бык шагает дальше. А я с бочкой посередь дороги стою. Догоняю быка, заворачиваю, кое-как связываю хомут, запрягаю, и с грехом пополам выезжаем на взвоз. Несколько раз он меня переворачивал с бочкой. Идет, идет по дороге, потом ему почему-то захочется свернуть в сторону. Свернул — бочка набок. Я бил его чем попало. Бил и плакал от злости. Другие ребята по полтора трудодня в день зашибали, я едва трудодень выколачивал с таким быком.

Я бил его, а он спокойно стоял и смотрел на меня большими глупыми глазами. Мы ненавидели друг друга…

Это «Из детских лет Ивана Попова», цикл рассказов Шукшина. Нет, Василия Попова. До 13 лет он носил фамилию матери, отрекшись от репрессированного отца.

Такое, значит, горе…

По контрреволюционному заговору в сельском хозяйстве в Западной Сибири было арестовано 2 092 чел. В Сростках — более 100 человек.

Макар Леонтьевич Шукшин, отец:

22 года, малограмотный, колхозник, двое детей:

24 апреля 1933г. арест,

26 апреля признательные показания («я руководитель подрывной повстанческой ячейки в колхозе…»)

28 расстрелян.

Жене сказали, что осужден и умер в 1942 году. Она переписывает себя и детей на свою девичью фамилию. Все одно в Сростках дразнили: «У, вражонок идет…»

1947 год. Василий Попов — в мае — уже Шукшин. Мать выхлопотала паспорт, так он смог уехать. Успел поработать слесарем, механиком, каменщиком, в армии — радист, недолго, правда, комиссовали с язвой. В Сростках он уже инструктор райкома комсомола, директор школы. В 1955 году женится на Маше Шумской.

Как же удалось Шукшину поступить во ВГИК? «Этот парень нужен для общественной работы — крестьянин, рабочий, матрос, член КПСС», — берет его к себе Ромм. Его сразу делают секретарем комитета, он резко выступает против стиляг, громит Гурченко («Зачем тебе эта Лолита Торес?»).

Кочетов (журнал «Октябрь») помогает ему печататься, хлопочет с пропиской. И Кочетов и Ромм хотели сделать из него русского мужика в кирзачах, шестидесятника. «Теперь мы, кажется, знаем, почему Шукшин смог пройти по пашне так, как он прошел».

Но Шукшин уходит в «Новый мир», к Твардовскому (случай правда, небывалый).

Помощь Софронова, секретаря Союза писателей. Женитьба на его дочери.

Успешный старт в кино («Живет такой парень» 1964г.).

Внешне — советский весьма благополучный человек, поднявшийся высоко на социальном лифте. Внутри — совсем другой.

— Ох, брил я тебя на завалинке! — запел Иван. — Подарила ты мене чулки-валенки!.. Оп, тирдарпупия! Мне в огне не гореть, карга! Так что я иду смело! («До третьих петухов»).

1956 год, двадцатый съезд. Он узнает, что отец, от которого он отрекся, осужден невинно.

Это его переламывает.

Отомстить…

Он как Гамлет.

Мать, которая… Другие ждали. Эта развелась, сменила фамилию.

…Егор с Любой едут в Сосновку. Там живет мать Прокудина. Которую он не видел 20 лет.

Зайдем вместе, а говорить будешь ты! — говорит он Любе.

Куделиха рассказывает Любе, (а Егор, сын-от, ля — сидит в соседней комнате, очки черные надел):

Старшего сразу на войне убило. Второй-то два годика повоевал.

За первого-то я и получаю пенсию.

18-ый год одна живу. Розыски на младшего подавала, в сельсовет. 20 годов — ни звука.

Все смешалось у Афимьи Быстровой: жизнь и кино...

Вышли от Куделихи. Егор бьет себя в грудь, по траве катается на фоне церкви:

Это ж мать моя!

Встает и идет жить с чужой тетей, ждет, когда волосы отрастут. В примаках. Землю пашет, березки целует. Мать он больше не увидит.

Шукшин:

«Думаю, когда он увидел мать, понял, не найти ему в жизни праздника,- покоя… Полагаю, он своей смерти искал сам. Дальше жизнь у него теряет смысл». (1974г.)

Но задолго до «Калины…» зрел замысел у Макарыча: будто отец его не расстрелян, а жив и поднимает в лагере мятеж, и зеки совершают побег. (Это он В. Белову поведал в 1966 году).

Но понимая, что снять это не дадут, задумывает исторический фильм — о Степане Разине, «Я пришел дать вам волю».

Степан Разин, который похвалялся дойти до Москвы и сжечь у государя все дела, истребить бояр и воевод, теперь стоял распятый под виселицей с цепью на шее.

Хитрый ты, Фрол. А скупой. Церква, она как курва добрая: дашь ей — хороший, не дашь — сам хуже курвы станешь…

А справедливый был! И одевался так же, как все казаки.

Да он этих бояр толстопузых вот так подкидывал! Сарынь на кичку!

Степан знал этих, которые ворвались; он делил с ними радость и горе. Когда пришлось очень солоно, они пришли выдать его.

А княжну-то он как!

И за борт ея бросает в набежавшую волну.

А пока не пришел Стенька Разин дать нам всем волю, будем утешаться покаянными соплями Егора Прокудина.

Но нелишне будет вспомнить слова А.С. Пушкина о последствиях смуты во времена восстания Емельяна Пугачева.

«Капитанская дочка». Пропущенная глава:

«…состояние всего края, где свирепствовал пожар, было ужасно. Не приведи бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердые, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка».

Вопрос: Зачем Шукшин в «Калине красной» везде навтыкал «Незнакомку» Крамского?

Это этюд к картине, кстати...